1 Мая 2020

Нам дороги эти позабыть нельзя!..

Ухтинец Григорий Павлович Гуляев в свои 97 лет сохраняет интерес к жизни и общению с молодым поколением. Нередко встречаясь с ребятами в городском Центре патриотического воспитания, он рассказывает им о своём боевом прошлом. Участнику Великой Отечественной есть что вспомнить: его фронтовой путь пролег от Сталинграда до Будапешта. События тех лет, как и названия иноземных городов, по которым шли на Запад советские войска, по сей день остаются в памяти ветерана.


Нам дороги эти позабыть нельзя!.., изображение №1

Григорий Павлович Гуляев родился 31 января 1923 года. Призван в Красную армию 22 ноября 1941 года, демобилизован 13 мая 1946 года. Боевые награды – орден Отечественной войны II степени, медали «За отвагу», «За оборону Сталинграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией».


Стаж работы в Ухтинской геологоразведочной экспедиции – 31 год. Принимал участие в поисковых работах и открытии месторождений строительных материалов и бокситов Южного и Среднего Тимана. Трудовые награды – медаль «За доблестный труд», нагрудные знаки «Отличник разведки недр» и «70 лет алюминиевой промышленности России». Почётное звание – первооткрыватель Вежаю-Ворыквинского месторождения бокситов.





Я родился 31 января 1923 года в Пермской области, – рассказывает Григорий Павлович. – В 1940 году окончил среднюю школу в городе Соликамске и поступил на геологический факультет Казанского университета. О начале войны узнал 22 июня 1941 года, когда готовился к последнему экзамену за первый курс. Через несколько дней получил повестку из военкомата, прошёл комиссию и был признан годным для службы в армии.


Однако студентов на службу тогда ещё не призывали. По распоряжению военкомата Григорий Гуляев вместе с однокашниками выгружал лес, сплавляемый по Волге, строил железную дорогу, занимался погрузочно-разгрузочными работами. В это время из Ленинграда в Казань были эвакуированы несколько институтов Академии наук СССР. Всё принадлежащее им оборудование студенты разгрузили и установили в университетских аудиториях. Занятия начались на месяц раньше, в августе, чтобы дать будущим геологам ускоренное образование. Но ­война внесла свои коррективы.


Место службы – химические войска

– В ноябре я был призван в армию и в составе строительного батальона возводил новый магниевый завод, – вспоминает ветеран. – А весной 1942 года был направлен в город Кунгур Пермской области, где формировалась 231-я стрелковая дивизия. Тогда в каждой дивизии существовала рота химической защиты. Она двигалась со штабом и охраняла его, а в случае необходимости могла оказать первую помощь пострадавшим. Отбирали туда солдат со средним образованием.


Дело в том, что к началу Второй мировой войны в мире имелось страшное оружие – боевые отравляющие вещества, и вероятность их применения была очень велика. Впервые отравляющие вещества и газы использовали немецкие войска в 1915 году против французов. Решится ли фашистская Германия применить их снова? Однозначного ответа не было... Уже после войны огромное количество снарядов, авиабомб и мин, начиненных отравляющими веществами, было найдено в водах Балтийского моря. Немцы так и не решились их применить. И в этом была заслуга советских солдат. Таких же, как Григорий Гуляев.


– Мне довелось служить в химических войсках, – продолжает свой рассказ Григорий Павлович. – В нашей роте имелось отделение из восьми человек – химразведчиков, и я оказался среди них. Нас усиленно тренировали. Мы совершали в противогазах марш-броски с преодолением полосы препятствий, учились работать в противоипритной защитной одежде. В случае газовой атаки со стороны противника бойцы химической разведки должны были принять контрмеры.




Битва в «Долине смерти»

В июне 1942 года дивизия, в которой служил Гуляев, разместилась на левом берегу Волги. А к середине июля немецкие ­войска подошли к Сталинграду. Началось самое кровопролитное сражение Великой Отечественной войны.


– Наша дивизия вступила в бой в районе балки Грачи, прозванной «Долиной смерти», – вспоминает Григорий Павлович. – Мы находились на наблюдательном пункте командира дивизии, в 2-3 км от переднего края. Наша задача заключалась в том, чтобы вовремя заметить начало химического нападения, оповестить войска и определить применяемые газы и отравляющие вещества с помощью мини-лаборатории – это такие сумки с набором индикаторов. Мы вели наблюдение за возможными средствами их доставки, прежде всего за самолётами, а также за характером разрыва мин, снарядов, авиабомб. Начиненные отравляющими веществами, они должны иметь цветные разрывы.


А немцы рвались к Волге. События тех дней Григорий Гуляев видел своими глазами:

– В воздухе стоял непрерывный гул самолётов, летящих бомбить Сталинград. Над городом – сплошное марево чёрного дыма. Особенно варварской бомбардировке подвергся город 23 августа, когда на него сбросили свой смертельный груз более 2000 самолётов. Крепко доставалось и нам. Немецкие пикировщики бомбили наши позиции. Одна бомба чуть не накрыла меня в окопе. Спас очень плотный грунт.


Немецкие лётчики охотились и на отдельных людей. В роли «дичи» однажды оказался и Григорий Павлович. Он возвращался с наблюдательного пункта, и вдруг над ним пролетел немецкий истребитель, стреляя из пулемётов.

– Я сначала даже не понял, но при следующем заходе уже петлял, как заяц, – признается ветеран. – И только после третьего захода упал в какую-то ямку и притаился. Самолёт покружил надо мной и полетел искать новую «дичь».


За время боёв в районе балки Грачи дивизия, в которой служил Гуляев, была полностью обескровлена. Но со своей задачей химразведка справилась.





Капитуляция Паулюса

В ноябре 1942 началось наступление советских войск под Сталинградом. На севере от излучины Дона наступал Юго-Западный фронт под командованием генерала Ватутина Н. Ф., на юге – Сталинградский фронт под командованием генерала Еременко А. И. За три дня боев войска встретились, окружив 330-тысячную немецкую группировку. Они стремились сжать кольцо окружения и удалить от него внешний фронт.


– Наша дивизия принимала активное участие в уничтожении окружённой группировки, – рассказывает Григорий Павлович. – Внешний фронт находился достаточно далеко, поэтому окружённые войска не предпринимали попыток прорыва. Но немецкое командование не теряло надежды их выручить. В районе Котельникова была сформирована ударная группа под командованием самого опытного военачальника –генерала-фельдмаршала Манштейна. 12 декабря 1942 года она начала наступление и за трое суток продвинулась к Сталинграду на 45 км, но была разгромлена нашими войсками. 10 января 1943 года наше командование предложило капитуляцию, но немцы её отвергли. Наши войска усилили нажим и 26 января вышли к Волге в районе Мамаева кургана, разделив группировку на две части. Северная группировка численностью 42 тысячи капитулировала 2 февраля. Южная – численностью 48 тысяч во главе с генералом-фельдмаршалом Паулюсом – 31 января. Григорию Гуляеву в тот день исполнилось 20 лет.


Нам дороги эти позабыть нельзя!.., изображение №2

Вперёд, к Победе!

…Весной 1944 года войска 2-го Украинского фронта с боями вышли на подступы к Кишинёву. Простояли в обороне почти все лето. А в августе начали наступление. Был освобожден Кишинёв, разгромлена немецкая группировка. Затем дивизия Григория Гуляева была переброшена к венгерскому городу Дебрецен.


– Двигались мы своим ходом, – вспоминает ветеран. – По пути останавливались в югославском городе Суботицы. Югославы приняли нас очень хорошо. Разместили всю нашу часть в большой гостинице, и мы проспали ночь на белоснежных простынях, под пуховыми одеялами, а наутро нас угостили «белой кавой» (какао с молоком).


В начале 1945-го наши войска уже находились на подступах к Берлину. Но здесь, на юге, немецкое командование держало крупные силы и отчаянно цеплялось за эту территорию. В Будапеште была окружена крупная немецкая группировка. Чтобы вывести окруженные войска, на севере рвалась к Будапешту ударная группа из девяти дивизий.


– Самые ожесточённые бои шли за центр венгерского авиастроения – город Секешфехервар, – рассказывает подробности ветеран. – Здесь немецким танкам удалось прорвать наш фронт, и они несколько дней «гуляли» у нас в тылу. Наша дивизия принимала самое активное участие в боях за этот город. Я находился на его северной окраине, вышел из города ночью вместе со штабом дивизии, причём передвигаться мне пришлось на дамском велосипеде, поэтому догнал свою часть уже в 35 километрах от города.


Будапештская группировка немцев капитулировала 13 февраля 1945 года. В марте дивизия была отведена на отдых. Но отдохнуть бойцам довелось всего несколько дней: поступил приказ, согласно которому дивизия, преодолев за ночь 250 километров, оказалась на юге Венгрии. Здесь немецкие войска начали наступление, потеснив на 15 километров «братушек» – югославские и болгарские части, оборонявшие этот участок фронта.


– Вступив в бой, наша дивизия помогла восстановить положение, – заканчивает свой рассказ Григорий Гуляев. – Последним крупным населённым пунктом, в боях за который принимала участие наша дивизия, был город Надьканижа, расположенный на западе Венгрии. 8 мая нам сообщили, что фашистская Германия капитулировала, война закончилась. А 9 мая был объявлен праздник – День Победы. Для нас это было самое радостное сообщение!


Подготовила Нина Духовская
Фото: пресс-служба администрации МОГО «Ухта»